Карамзин Николай Михайлович - биография




Карамзин Николай Михайлович (родился в 1766 году - умер в 1826 году), русский историк, писатель, мыслитель.

Выходец из богатой дворянской семьи, сын отставного армейского офицера.

В 1779-81 обучался в московском пансионе Шадена.

В 1782-83 служил в гвардейском Преображенском полку.

В 1784/1785 поселился в Москве, где в качестве автора и переводчика тесно сблизился с масонским кружком сатирика и издателя Н.И.Новикова.

В 1785-89 - член московского кружка Н. И. Новикова. Масонскими наставниками Карамзина были И. С. Гамалея и А. М. Кутузов.Выйдя в отставку и вернувшись в Симбирск, познакомился с масоном И. П. Тургеневым.

В 1789-1790 гг. совершил путешествие в Западную Европу, где познакомился со многими видными представителями Просвещения (Кантом, Гердером, Виландом, Лафатером и др.). Испытал влияние идей двух первых мыслителей, а также Вольтера и Шефтсбери.

По возвращении на родину опубликовал "Письма русского путешественника" (1791-1795) с размышлениями о судьбах европейской культуры и основал «Московский журнал» (1791–1792), литературно-художественное периодическое издание, где публиковал сочинения современных западноевропейских и российских авторов. После восшествия на престол в 1801 императора Александра I предпринял издание журнала "Вестник Европы"(1802-1803) (девиз которого был "Россия есть Европа"), первого из многочисленных российских литературно-политических журналов-обозрений, где были поставлены задачи формирования национального самосознания путем усвоения Россией цивилизационного опыта Запада и, в особенности, опыта новоевропейской философии (от Ф.Бэкона и Р.Декарта до И.Канта и Ж.-Ж.Руссо).

Общественный прогресс Карамзин связывал с успехами просвещения, развитием цивилизации, совершенствованием человека. В этот период писатель, в целом находясь на позициях консервативного западничества, положительно оценивал принципы теории общественного договора и естественного права. Являлся сторонником свободы совести и утопических идей в духе Платона и Т. Мора, считал, что во имя гармонии и равенства граждане могут отказаться от личной свободы. По мере роста скепсиса в отношении утопических теорий у Карамзина крепло убеждение в непреходящей ценности индивидуальной и интеллектуальной свободы.

Повесть «Бедная Лиза» (1792), в которой утверждается самоценность человеческой личности как таковой вне зависимости от сословной принадлежности, принесла Карамзину немедленное признание. В 1790-х годах он был главой российского сентиментализма, а также вдохновителем движения за раскрепощение русской прозы, находившейся в стилистической зависимости от церковнославянского богослужебного языка. Постепенно его интересы переместились из области литературы в область истории. В 1804 ушел с поста редактора журнала, принял должность императорского историографа и до самой смерти был занят почти исключительно сочинением «Истории государства Российского», первый том которой появился в печати в 1816. В 1810–1811 Карамзин по личному заказу Александра I составил «Записку о древней и новой России», где с консервативных позиций московского дворянства резко критиковал внутреннюю и внешнюю российскую политику. Умер Карамзин в Петербурге 22 мая (3 июня) 1826.

Карамзин призывал к освоению европейского философского наследства во всем его многообразии — от Р. Декарта до И. Канта и от Ф. Бэкона до К. Гельвеция.

В социальной философии он был поклонником Дж. Локка и Ж. Ж. Руссо. Придерживался убеждения, что философия, избавившись от схоластического догматизма и спекулятивной метафизики, способна быть "наукою природы и человека". Сторонник опытного знания (опыт "привратник мудрости"), он вместе с тем верил в силу разума, в творческий потенциал человеческого гения. Выступая против философского пессимизма и агностицизма, он считал, что ошибки науки возможны, но они "суть, так сказать, чуждые ей наросты". В целом для него характерна религиозная и философская терпимость к др. взглядам: "Тот есть для меня истинный философ, кто со всеми может ужиться в мире; кто любит и несогласных с его образом мысли".

Человек - общественное существо ("мы рождены для общества"), способное к общению с др. ("наше "я" видит себя только в другом "ты"), следовательно, к интеллектуальному и нравственному совершенствованию.

История, по мнению Карамзина, свидетельствует, что "род человеческий возвышается к духовному совершенству". Золотой век человечества не позади, как утверждал Руссо, обожествивший невежественного дикаря, а впереди. Т. Мор в своей "Утопии" многое предугадал, но все же это - "мечта доброго сердца".

Большую роль в совершенствовании человеческой природы Карамзин отводил искусству, которое указывает человеку достойные пути и средства достижения счастья, а также формы разумного наслаждения жизнью - через возвышение души ("Нечто о науках, искусствах и просвещении").

Наблюдая в Париже события 1789 г., слушая в Конвенте речи О. Мирабо, беседуя с Ж. Кондорсе и А. Лавуазье (возможно, что Карамзин посещал М. Робеспьера), окунувшись в атмосферу революции, он приветствовал ее как "победу разума". Однако позже он осудил санкюлотизм и якобинский террор как крушение идей Просвещения.

В идеях Просвещения Карамзин видел окончательное преодоление догматизма и схоластики Средневековья. Критически оценивая крайности эмпиризма и рационализма, он, в то же время, подчеркивал познавательную ценность каждого из этих направлений и решительно отвергал агностицизм и скептицизм. По возвращении из Европы Карамзин переосмысливает свое философское и историческое кредо и обращается к проблемам исторического знания, методологии истории. В "Письмах Мелодора и Филалета" (1795) он обсуждает принципиальные решения двух концепций философии истории - теорию исторического круговорота, идущую от Дж. Вико, и неуклонного социального восхождения человечества (прогресса) к высшей цели, к гуманизму, берущую начало от И. Г. Гердера, которого ценил за интерес к языку и истории славянства, ставит под сомнение идею автоматического прогресса и приходит к выводу, что надежда на неуклонный прогресс человечества более шатка, чем это казалось ему прежде.

История представляется ему как "вечное смешение истин с заблуждениями и добродетели с пороком", "смягчение нравов, прогресс разума и чувства", "распространение духа общественности", как лишь отдаленная перспектива человечества.

Первоначально для писателя был характерен исторический оптимизм и вера в неизбежность социального и духовного прогресса, однако с конца 1790-х гг. развитие общества Карамзин связывает с волей Провидения. С этого времени для него характерен философский скептицизм. Писатель все больше склоняется к рациональному провиденциализму, стремясь согласовать его с признанием свободы воли человека.

С гуманистических позиций развивая идею единства исторического пути России и Европы Карамзин то же время постепенно убеждался в существовании особого для каждого народа пути развития, что и подвело его к мысли обосновать это положение на примере истории России.

В самом нач. XIX в. (1804) он приступает к делу всей своей жизни — систематическому труду по рус. истории, собирая материалы, обследуя архивы, сличая летописи.

Карамзин довел историческое повествование до начала 17 в., при этом он использовал многие первоисточники, прежде обойденные вниманием (некоторые до нас не дошли), и ему удалось создать интересную повесть о прошлом России.

Методология исторического исследования была разработана им в предшествующих трудах, в частности в "Рассуждении философа, историка и гражданина" (1795), а также в "Записке о древней и новой России" (1810-1811). Разумное истолкование истории, считал он, основано на уважении к источникам (в рус. историографии — на добросовестном изучении прежде всего летописей), но не сводится к простому переложению их.

"Историк не летописец". Он должен стоять на почве объяснения действий и психологии субъектов истории, преследующих свои и сословные интересы. Историк обязан стремиться к пониманию внутренней логики происходящих событий, выделять самое существенное и важное в событиях, описывая их, "должен ликовать и горевать со своим народом. Он не должен, руководимый пристрастием, искажать факты, преувеличивать или умалять в своем изложении бедствия; он должен быть прежде всего правдив".

Основные идеи Карамзина из "Истории государства Российского" (книга вышла в 11 т. в 1816 -1824 гг., последний - 12 т. - в 1829 г. после смерти автора) можно назвать консервативно - монархическими. В них реализовались консервативно-монархические убеждения Карамзина как историка, провиденциализм и этический детерминизм его как мыслителя, его традиционное религиозно-нравственное сознание. Карамзин сосредоточен на национальных особенностях России, в первую очередь - это самодержавие, свободное от деспотических крайностей, где государь должен руководствоваться законом Божиим и совестью.

Историческое назначение русского самодержавия он усматривал в поддержании общественного порядка, стабильности. С патерналистских позиций писатель оправдывал крепостное право и социальное неравенство в России.

Самодержавие, по мнению Карамзина, будучи властью внесословной, - "палладиум" (хранитель) России", гарант единства и благополучия народа. Сила, самодержавного правления не в формальном праве и законности по западному образцу, а в совести, в "сердце" монарха. Это - отеческое правление. Самодержавие должно неуклонно следовать правилам такого правления, постулаты же правления таковы: "Всякая новость в государственном порядке есть зло, к коему надо прибегать только в необходимости". "Требуем более мудрости охранительной, нежели творческой". "Для твердости бытия государственного безопаснее порабощать людей, нежели дать им не вовремя свободу".

Истинный патриотизм, считал Карамзин, обязывает гражданина любить свое отечество, невзирая на его заблуждение и несовершенства. Космополит, по Карамзину, "существо метафизическое".

Карамзин занял важное место в истории русской культуры благодаря удачно сложившимся для него обстоятельствам, а также своему личному обаянию и эрудиции. Истинный представитель века Екатерины Великой, он сочетал западничество и либеральные устремления с политическим консерватизмом. Историческое самосознание русского народа многим обязано Карамзину. Пушкин отметил это, сказав, что "Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка Коломбом".





Опрос пользователей сайта
Афоризмы и цитаты, которые я читаю, помогают мне:
жить, идти вперед, добиваться
любить, верить
ценить, понимать, чувствовать
найти, решить
изменить жизнь
обрести себя
другое
Результаты
Ждем Ваших сообщений об ошибках в работе сайта в разделе
"Сообщить об ошибке".
 
2007 - 2019 © Aphorisme.ru - собрание афоризмов: афоризмы и мудрые мысли, крылатые фразы, высказывания, выражения, цитаты и изречения.
Администрация сайта не несет ответственности за достоверность указанной информации в рекламных материалах и объявлениях на сайте.
Яндекс цитирования Rambler's Top100